ljudok74 (ljudok74) wrote,
ljudok74
ljudok74

О Православии, христианстве и коммунизме (на статью И. Рослякова)

Николай Федоров — один из выдающихся русских (православных) мыслителей своего времени (автор отмечает влияние Федорова на крупных русских классиков, таких как Толстой и Достоевский) и в российской истории вообще. В этом я, как и во многом другом, согласна с автором статьи «Духовно-политические слагаемые коммунистических доктрин: Николай Фёдоров» (http://rossaprimavera.ru/article/duhovno-politicheskie-slagaemye-kommunisticheskih-doktrin-nikolay-fyodorov)
.
Я также придерживаюсь того мнения, что именно русские мыслители, их идеи и учения, призваны сыграть в будущем важную роль именно потому, что в них наиболее полно отражены истинно человеческие устремления, которые когда-либо овладевали представителями рода людского, и все, что с этим связано.

Наши мыслители (как-то неправильно называть их философами), действительно, смотрели на все с той позиции, на какую их ставила русская культура, - именно с точки зрения Православия. Русский народ принял Православную христианскую веру потому, что оказался готов к этому, потому что эта религия оказалась довольно близка тому укладу, каким и до этого жил русский народ.

Можно сказать, христианско-православная вера органично вошла в жизнь наших предков. Ведь если сравнить это с реформами Петра, о которых рассуждает Бердяев, упоминаемый автором, то русский народ этим реформам сопротивлялся, довольно болезненно их переживал, особенно во всем, что касалось Церкви.

Опять же, Петр «реформировал», то есть, все переделывал «на западный манер», - этим можно объяснить такое острое неприятие таких перемен со стороны русского народа, причем, всех его сословий. Русский человек интуитивно отторгал, отвергал чуждое ему (и как оказалось, губительное) влияние.

Это лишь подчеркивает ту естественность, с которой русские люди приняли христианско-православную веру, также привезенную и привнесенную с чужбины, как и то, что начал внедрять Петр много позже. Но насколько одно отличалось от другого! Рассказать, описать, сформулировать причины своего неприятия люди, возможно, и не могли, но они чувствовали это внутреннее отторжение.

Этот эпизод нашей истории, как мы знаем, довольно подробно описывает и разбирает Н.Н.Бердяев, которого упоминает автор. Он является одним из заметных русских религиозных философов. Его работа, о которой говорит Илья Росляков, - «Истоки и смысл русского коммунизма», - довольно интересное исследование развития русской культуры и русской творческой мысли в их взаимодействии с западной культурой.

Бердяев, действительно, пытается отыскать истоки русского коммунизма в русской культуре, в русском Православии, которые сами по себе, по мнению Бердяева, наполнены коммунистическими смыслами. И в этом я с ним соглашусь: русский коммунизм вырос из русского Православия, которое возникло на почве, подготовленной всей прежней русской историей.

Таким образом, можно сказать, что если фашизм не имеет национальности, то у коммунизма «русское лицо» или «русское нутро» (что будет вернее). Здесь хочу пояснить, что, по моему убеждению, фашизм и коммунизм — явления достаточно древние, и что они существовали задолго до того, как обрели свои современные формы и названия…

Ленин говорил о материи, что это она является объективной реальностью, вне зависимости от нас и нашего знания о ней. То же, думаю, можно сказать и об этих двух явлениях, - о фашизме и коммунизме, - они существовали вне зависимости от нашего знания о них. Они были и остаются объективной реальностью. Хотя теперь сказать, что они существуют вне зависимости от нас и наших знаний о них, было бы неверным.

В настоящее время нам многое известно о том и о другом, хотя, опять же, не все. И тем не менее, считаю, что у коммунизма, действительно, русское нутро. При этом я вовсе не хочу говорить о какой-то «русской исключительности» именно в том смысле, в каком о своей «исключительности» говорят американцы. Нет. Этим я хочу лишь подчеркнуть, насколько близки идеи русского Православия и коммунизма, хотя они и не тождественны. И именно это обстоятельство позволяет коммунизму стать интернациональным.

В советский период нашей истории пытались отвергнуть досоветское наследие, и мы понимаем, чем все это кончилось — пришлось вернуться к этим истокам. Советская коммунистическая реальность была выстроена на православно-христианском фундаменте, в рамках той культуры, которая родилась и развивалась в среде простого русского народа. По этой причине именно у нас начал успешно реализовываться Красный коммунистический проект.

Почему же этот проект не смогли развивать дальше те, кто начал его воплощать, или их последователи? В отличие от западных (да и здешних) очернителей коммунизма, мы должны постараться найти верный, не выдуманный, ответ на этот вопрос, поскольку он имеет для нас принципиальное значение.

Какие-то объяснения по этому поводу мы находим у И. Рослякова в его статье: «Он (Федоров — Л.Б.) убежден, что христианство в своем окончательном виде еще не реализовалось, и такая реализация является делом будущего». Если мы вспомним подобное высказывание у Богданова о Человеке (видимо, как раз на это рассчитывает автор статьи) и сопоставим его с этим высказыванием, а также с тем, что говорит сам Федоров о «совершеннолетии общества», то становится понятным, что все они ведут речь о какой-то ступени, стадии развития, какой мы еще не достигли, поэтому все эти проекты терпят неудачи.

И. Росляков описывает также причины смерти религии (хоть христианской, хоть коммунистической, - любой): «Религия есть целое, и она требует дела. Религия, которая сведена к обряду, к литургическим действиям, которые нечто символизируют, являются лишь образом чего-то, а не буквальным проживанием этого, - неполноценна. «Религия, которая не требует дела или требует его очень мало, является мертвой либо умирающей»».

Человеческое общество, не достигло еще своего совершеннолетия, не стало взрослым, не созрело. Оно, по большому счету, не берет на себя ответственность за то, что с ним происходит, увлекаясь «юношескими» идеями, позволяет себе во что-то «играть», совершая определенные ритуалы… Здесь я, как и Федоров, и автор статьи, имею в виду Человечество как единый организм, у которого до сих пор, к сожалению, нет единства сознания, его целостности.

Федоров, живший в то время, когда коммунистическая религия еще не появилась (а появилась она лишь в Советском Союзе), естественно, ничего о ней не знает, поэтому пишет о христианстве, из которого вырос коммунизм. Ведь сложно представить, чтобы он вырос из исламской религии. При этом я не хочу ничего плохого сказать о самом Исламе или мусульманах, просто это, действительно, трудно представить.

И в первую очередь, исходя из особенностей этой религии. Православное христианство, как и коммунизм, предполагают объединение людей на основе равенства и братства, но этих понятий в том смысле, как их трактуют (а скорее даже чувствуют) православные христиане, в Исламе нет. На тот факт, что этих понятий нет и у католиков (или в иных течениях западного христианства), автор обращает наше внимание в самом начале статьи, отмечая, что «Федоров поставил вопрос о том, что западный капитализм (рожденный и развивающийся в условиях западного христианства - Л.Б.) ведет человечество к погибели»

Далее автор говорит о коллективизме, присущем русским людям, который и позволяет им объединяться на основе равенства и братства. «Федоров понимает коллективизм этически: для него высшая нравственность заключается именно в том, чтобы совсем не отделять себя от других, своего — от всеобщего. А значит, и мысль от дела», - утверждает И.Росляков, и в этом, считаю, содержится разъяснение, как именно понимают (а точнее чувствуют) коллективизм русские люди (православные христиане или коммунисты).

Именно по этой причине мы не можем не согласиться с Федоровым, который, по мнению автора, считает, что «Россия, отвергнувшая западный соблазн комфорта и наслаждений, западную рознь, сможет выдвинуть проект, предполагающий воплощение человечеством неразделенности и неслиянности, то есть единство самостоятельных, бессмертных личностей». Причем, этот проект, действительно, еще не воплощен, и советский коммунизм, СССР в этом смысле — это лишь «приближение проекта, но не сам проект» (если перефразировать Богдановское «приближение Человека, но не сам Человек»).

Таким образом, только живая (не ритуальная) религия способна объединить людей для общего дела. Причем, на такой основе и принципах, которые позволят каждому члену общества почувствовать себя частью большого целого, не отделяя себя от других, и чтобы при этом не ущемилось и не возмутилось вдруг его чувство собственного достоинства, за которое многие, увы, до сих пор принимают гордыню, а она-то и есть результат влияния идей соперничества, конкуренции, разделения, индивидуализма, господствующих в западных религиях.

Я не считаю, что люди, западный человек, в частности, должны стать вероотступниками, предать свою религию и культуру, которой обязаны своим рождением и становлением. Я говорю о том, что коммунизм станет квинтэссенцией всех религий, объединив представителей различных культур, поскольку в нем (и только в нем) содержатся идеи всеобщего блага без разделения на расы, нации, конфессии.

В конце концов это сейчас западный человек предает свою религию и приближает всех нас к погибели, сдавая позиции так, как предсказал Федоров (в конце своей статьи И.Росляков приводит большую цитату по этому поводу http://rossaprimavera.ru/article/duhovno-politicheskie-slagaemye-kommunisticheskih-doktrin-nikolay-fyodorov). И в эту ловушку западного человека заманивает именно враг коммунизма. А коммунистическая религия не призывает отказаться от собственной, она направлена на то, чтобы по-настоящему объединить, связать общими идеями, которые присутствуют в каждой из известных на сегодняшний день культур. Не смотря ни на что, у людей есть общие духовные устремления (в отличие от политических), и именно они должны возобладать.

Tags: Бердяев, Ленин, Православие, Федоров, религия, христианство, человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment